Machinewiremesh.ru

Стройка, мебель и декор
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Смеркалось. по М. Задорнову

Смеркалось. по М. Задорнову

«Пишу вам из реанимации. Когда вспоминаю, как я сюда попал, начинаю смеяться, а делать мне этого нельзя, потому что я весь травмирован».
Согласитесь, человек, хохочущий в реанимации, мягко говоря, заинтриговывает. Я стал читать, с каждой следующей строкой убеждаясь, что передо мной письмо этакого энергичного бедолаги, который очень посредственно учился в школе, в результате чего стал жертвой собственного недообразования. (М.Задорнов)

Решил Фомич соорудить пристройку,
А где кирпич «за так» достать в глубинке?
Как водится, отправился на стройку –
Чего мудрить, привыкли по старинке.

Весь долгострой, задуманный богато,
Был Фомичом осмотрен по-этажно.
Картина маслом! Все, что можно – снято.
Но для рассказа это не столь важно.

Шестой этаж. Улыбкою Фортуны
Вознагражден халявщины сторонник.
Мир не видал еще такой парсуны:
На фоне кирпича – его поклонник!

Когда есть шанс разжиться на халяву,
Наш человек раздумывать не будет –
Соображалку включит и на славу
Воспользуется всем, что ни добудет.

В окне бревно распорками зажато,
От бочки через блок канат натянут.
Лебедки нет, хотя была когда-то.
Теперь уже искать ее не станут.

Фомич ту бочку загрузил по-полной.
От счастья и везения сгорая,
Вздымая пыли и цемента волны,
Скатился вниз, ладошки потирая.

(Хочу напомнить всем, что это слово –
Оригинал из авторской записки,
Для Фомича, наверное, не ново.
Он так любил шокировать им близких).

Забыв, что бочка тяжелее кратно,
И физики закон не отменяли,
Фомич перекрестился аккуратно
И, отвязав конец, шепнул себе: «Ну, взяли!»

Как говорил Задорнов: «Все вдохните!
Прочувствуйте поэзию момента!»:
Сверкающий, как спутник на орбите,
Над лесом взмыл Ильич без постамента.

Во всей красе, как это ни печально,
Был освещен пылающим закатом
Стремительно взлетавший вертикально
Фомич с рукой, обмотанной канатом.

Сообразил, в чем дело, слишком поздно,
Ну, а поскольку был в душе поэтом,
И понадеявшись, что это не серьезно,
Залюбовался нежным лунным светом.

3. Пролетая мимо третьего этажа

Среди Ого! и прочих междометий,
Красотами любуясь в одиночку,
Он лихо пролетает этаж третий,
С размаху головой «въезжая» в бочку.

Удар мощнейший! А Фомич все выше,
Так высоко, что видно всю округу.
Еще в сознании, но еле-еле дышит,
Свободной левой крестится с испугу.

Железный блок беднягу остановит –
Финал полета видится ужасным,
Прощальным взглядом деревеньку ловит.
Закат уже не кажется прекрасным.

Последний миг… Но в землю бочка бьется,
Дно вылетает вместе с кирпичами,
И с той же скоростью Фомич опять несется,
Но уже вниз. С квадратными очами.

Потом признался, что в моменты эти
Промчалось все: любовь, жена, корова.
Отвлекся. Пролетая этаж третий,
С «родною» бочкой повстречался снова.

Она отшибла нижнюю часть тела,
И приложилась так, что враз у Фомича
Едва-едва душа не отлетела.
Страдалец молча пал на груду кирпича.

4. Не смеркалось!

Теперь еще раз глубоко вдохните!
Цитирую письмо в оригинале:

«Хотите – верьте, или не хотите,
Придя в сознанье, посмотрел вначале
На лунный свет. В природе не смеркалось!
Но что со мной? И что с рукою сталось!?

Ее наверх болезненно тянуло.
На кой канат вообще? – в сердцах себе сказал,
Но, к сожаленью, в голове замкнуло.
Не долго думая, канат я отвязал.

Послышался какой-то страшный грохот,
Вниз сорвалась, повизгивая, тень,

Михаил Задорнов — Записки охотника за кирпичами

Михаил Задорнов - Записки охотника за кирпичами

Михаил Задорнов — Записки охотника за кирпичами краткое содержание

Записки охотника за кирпичами — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Михаил Задорнов

ЗАПИСКИ ОХОТНИКА ЗА КИРПИЧАМИ

Я часто получаю письма от своих читателей и телезрителей. По первым же строчкам становится ясно: пишет графоман, шизофреник или человек разумный, наблюдательный, порой даже остроумный. Однажды распечатал письмо, написанное очень корявым, меняющимся от абзаца к абзацу почерком. Его автор явно был человеком нервным, а скорее всего даже не в себе. Однако, прочитав первые строчки, я понял, что все равно дочитаю письмо до конца. Вот они:

Читайте так же:
Область применения глиняного кирпича

«Пишу вам из реанимации. Когда вспоминаю, как я сюда попал, начинаю смеяться, а делать мне этого нельзя, потому что я весь травмирован».

Согласитесь, человек, хохочущий в реанимации, мягко говоря, заинтриговывает. Я стал читать, с каждой следующей строкой убеждаясь, что передо мной письмо этакого энергичного бедолаги, который очень посредственно учился в школе, в результате чего стал жертвой собственного недообразования.

Он собрался соорудить пристройку к своему дому. Основательную. Из кирпича! Но ему даже и мысли не пришло в голову купить кирпичи. Только наворовать! Жил он в глубочайшей глубинке. Стройка была там всего одна. На окраине. Длилась много лет. Обшарив все окрестности, только на ней он нашел свободные кирпичи. Правда, на шестом этаже этого недостроенного долгостроя. Сначала решил, что сил у него хватит сгонять туда-обратно раз двести (я давно заметил, что в нашем человеке появляется самая необузданная энергия, когда он чувствует, что ему что-то где-то может достаться на холяву). Потом, правда, к его чести и соображалке, он решил все-таки изучить ситуацию. А вдруг найдется какой-то другой способ спустить вниз кирпичи! Не такой занудный, как беганье с ведром на шестой этаж и обратно. Изучил. Пришел к выводу, что такой способ есть. Рабочие сами поднимали кирпичи наверх довольно изобретательно. Бочкой. Бочка была привязана к тросу. Трос пропущен через блок, прикрепленный на шестом этаже. Те, кто стоял внизу, работали при этом лебедкой. Этакое доморощенное, не переводимое на другие языки устройство. Поскольку лебедку уже давно с этого долгостроя украли сами рабочие, в конце дня строители привязывали внизу конец троса, оставляя бочку наверху, чтобы ее, бочку, не украли. Им на ум не могло прийти, что может однажды случиться. Этой бочкой и решил воспользоваться наш герой.

Несмотря на то, что я пересказываю письмо своими словами, одно слово автора не могу не сохранить без изменения. Вспоминая в самом начале тот предреанимационный вечер, он написал: «Смеркалось». Все-таки в русском человеке всегда теплится ностальгия по поэзии, писательству. От такого вступления у меня создалось ощущение, что сейчас я буду читать Тургенева. Этакие «Записки охотника за кирпичами».

Итак… Смеркалось! Бедолага забрался на шестой этаж. Нагрузил кирпичами бочку. Естественно, нагрузил максимально, чтобы уложиться в минимальное число спусков. И, естественно, перегрузил. В экономике цивилизованных стран это назвали бы «неправильным планированием». Спустился вниз. Помните? Смеркалось! Для страховки (чтобы бочка не выскользнула) привязал трос к правой руке и отвязал его конец от коряги.

Поскольку перегруженная бочка была намного тяжелее его самого, смеркалось или не смеркалось, не имело уже никакого значения. Согласно простейшему закону физики наш герой начал возноситься. Он не сразу понял, что с ним произошло. Сообразил, в чем дело, только когда, взмыв над елками, увидал закат над лесом. Все-таки в душе он был поэт. А посему, любуясь закатом над лесом, не заметил, как, пролетая мимо третьего этажа, верхней частью туловища встретился с бочкой. От удара чуть не потерял сознание. Но вывернулся. И полетел дальше. Подлетая к блоку, был уверен, что жизнь закончилась: сейчас переломает все кости. С испугу перекрестился свободной левой рукой. Однако, на его счастье, существуют все-таки законы физики. Бочка в этот момент ударилась о землю. От удара дно бочки вылетело вместе с кирпичами, и наш «поэт» с той же скоростью полетел вниз…

Как люди проводят вечера в нашей стране? Кто на концерты ходит, кто в театр. В этот момент, по его признанию, он подумал, что лучше бы он все-таки сегодня вечером пошел с женой в клуб на концерт. Хотя концертов терпеть не мог. Видимо, так его эти мысли увлекли, что он опять не заметил, как, пролетая мимо третьего этажа, во второй раз встретился с уже родной для него бочкой. Та отшибла ему и нижнюю часть. Наконец он упал прямо на кирпичи. Можно сказать, на свои кирпичи. Приватизированные. Только строить уже нечем. И не до этого! Потерял сознание.

Читайте так же:
Кирпич сводовый подвесной ребристый

Первая строка последнего абзаца повергла меня в гомерические слезы: «Не знаю, сколько времени я пролежал без сознания, но когда я очнулся, уже не смеркалось. Взошла луна».

Молодец, подумал я, еще и луной успел полюбоваться!

И далее цитирую: «Первое, о чем я подумал, придя в сознание и посмотрев на правую руку, которую что-то больно тянуло вверх: на кой я привязал этот дурацкий трос к своей руке? И я его отвязал. Послышался страшный, нарастающий скрежет чего-то приближающегося. Какая-то тень летела на меня. Через несколько секунд она ударилась в меня, и я снова потерял сознание. Этой тенью были остатки бочки».

Я читал это письмо, постепенно влюбляясь в нашего героя, и думал: какое надо иметь безразмерное чувство юмора, чтобы писать сатирику из реанимации, ухохатываясь над собой! Все-таки есть чему у нас поучиться!

Михаил Задорнов

Михаи́л Никола́евич Задо́рнов (21 июля 1948 — 10 ноября 2017) — советский и российский юморист, писатель-сатирик, драматург, актёр и пр. Написал много книг, но больше всего известен юмористическими выступлениями по ТВ, благо талант стендапера у него был бесспорный. Вплоть до того, что в 1991 году именно ему поручили читать обращение к нации вместо Горбачёва или Ельцина. Автор целой кучи крылатых фраз, многие уже и не ассоциируются с ним, настолько пошли в народ.

С годами стал не так однозначно любим: во-первых, от иронии над национализмом начал скатываться в настоящий национализм, во-вторых, с развитием интернета повадился пересказывать приколы оттуда (вернее, благодаря интернету приколы начали распространяться быстрее, и люди узнавали их оттуда раньше, чем в пересказе Задорнова), а в-третих, под старость начал нести что-то совсем уж бредовое на тему «народной лингвистики» (как потом выяснилось, у бедняги была опухоль мозга). Тем не менее, для массовой культуры рубежа веков был очень значим.

Биография [ править ]

Родился в Юрмале, сын советского писателя, автора исторических романов Николая Задорнова. Сценическая карьера началась во втором классе, где он играл репку, и продолжилась в труппе агиттеатра Московского авиационного института, где Михаил в 70-х гг. изучал двигатели космических аппаратов.

Ещё до этого успел стать чемпионом дозапретного КВН за команду Риги. Впрочем, основными авторами там были кавээнщики-старшаки, успевшие поиграть за прошлый состав, чемпионства не бравшие (как похоже на современный КВН, не находите?). Сам Задорнов своего участия в этой самодеятельной передаче никогда не стеснялся, а, напротив, всячески КВН расхваливал (позднее побывает и в жюри и звездой в СТЭМе; а ещё активно сотрудничал со знаменитым дальневосточным кавээнщиком Александром Мадичем, да и с молодыми латвийскими представителями игры тоже). После возрождения КВН в 1986 году ходили слухи, будто он пишет командам, но слухи не подтвердились, да и сам автор признавал, что КВН могут писать только сами игроки в КВН (то же самое признавал его тёзка Жванецкий, про которого такие слухи тоже ходили, и который командам не писал, поскольку раз попробовал и не получилось).

В 1982 году Задорнов впервые попал на центральное телевидение с монологом «Письмо студента домой», но всесоюзную известность обрёл двумя годами позже, в 1984, выступив в передаче «Вокруг смеха» с фельетоном «Девятый вагон», который мгновенно разошёлся на цитаты. Михаил устраивается работать сценаристом и ведущим на телевидении, его произведения читают многие звёзды эстрады, а с конца 80-х он регулярно исполняет и свой собственный материал.

Читайте так же:
Межгосударственный стандарт силикатный кирпич

В 1990-е годы Задорнов продолжает набирать популярность, издаёт с десяток книг — как сценарии эстрадных монологов, так и трагикомические пьесы, сборники афоризмов и так далее. Дошло до того, что в 1991 году именно его обращение к гражданам России прозвучало в новогоднюю ночь по государственному телевидению (потому что Горбачёв только что ушёл в отставку, а Ельцин, по воспоминаниям Задорнова, на радостях «уработался» до некондиции). Формируется легко узнаваемый набор материала, основанного прежде всего на юморе с национальным колоритом — прежде всего антиамериканизм, из которого Михаилу Николаевичу удалось сделать своего рода брэнд «ну тупые!» — жёсткая критика американского общества потребления, меркантильности, сутяжничества и так далее, приписываемых американскому организму, противопоставляемому русской душе. Сам Задорнов, впрочем, неоднократно замечал в интервью, что нужно отличать юмористическое произведение от личного мнения, антиамериканизм был прежде всего борьбой со смердяковщиной и карго-культом вокруг американского образа жизни. Русские люди представлены, напротив, хитрыми, мудрыми и смекалистыми, но при этом ленивыми и вороватыми раздолбаями.

В середине нулевых Михаил Николаевич всерьёз увлёкся родноверием, фолк-этимологией и псевдоисторией и немало способствовал их популяризации среди населения, постепенно посвящая всё большую часть своих сценических выступлений рассуждениям на тему «крестьянин — это крест+янь+инь, то есть три святыни в одном флаконе», к вящему неудовольствию академиков РАН. Заодно стал называть себя язычником, объясняя это слово как «аз зычу» (истинная этимология, от слова «язык» в смысле «народ», его не интересовала).

В 2016 году у Задорнова диагностировали рак головного мозга, и, несмотря на курс химиотерапии, он скончался в одной из клиник Москвы на 70 году жизни. Завещал своим друзьям на его похоронах «повеселиться как следует». Перед смертью принял православное христианство. Похоронен на родине, рядом с могилой своего отца.

Тропы и штампы [ править ]

  • Адаптированное имя:
    • На Украине мальчику по имени Август в документы якобы записали Серпень.
    • Русский по фамилии Зюзюкин эмигрировал в Америку, где его записали в китайцы, судя по фамилии Зю Зю Кин.
    • «Оружие тем, кто воюет с русскими, продают сами русские».
    • Джон Кайф владеет этим видом борьбы, помимо многих прочих.
    • Принять оскорбление как комплимент — Задорнов переиначил последнюю интерпретацию в Задор+Нов.
    • Затмить адаптацией — герой статьи рассказал историю о «хатуль мадан» (учёном коте) со сцены без указания авторских прав, и израильская писательница Виктория Райхер смогла отсудить у него сто тысяч рублей.

    Про золотую ручечку в исполнении Артёма Палиева

    • Знают именно за это:
      • В конце 1980-х — смешные слегка антисоветские [1] и проамериканские истории [2] .
      • В 1990-х и начале 2000-х — антиамериканизм под брендом «ну тупыыые!».
      • После середины 2000-х — дикие лингвистические теории.
      • Также высмеяна в ключе «тупой бредовой попсы» песня группы «Территория» «Колотушка (тук-тук-тук)», которая на самом деле является положенными на музыку стихами поэта-авангардиста серебряного века Николая Заболоцкого, то есть бредовый текст — не баг, а фича.
      • Не в ладах с биологией: главная придирка к песне свелась к тому, что паук в ней назван животным — «Колотушка (тук-тук-тук)/Спит животное паук». «Паук — животное! Почти млекопитающее!» — саркастично прокомментировал сатирик, допустив при этом типичную обывательскую ошибку. Класс млекопитающие может быть назван зверями, а животные — это царство, в которое входят и класс звери и класс паукообразные, в которые входит отряд пауки.
      • «Наберите побольше воздуха!/Готовы?» перед пуантом.
      • «Ну [американцы] тупые!»
      • «Только у нас… / Только наш человек…»
      • «Умелые руки». «Один изобрел самогонный аппарат в двери. Открыл дверь — из замочной скважины сто граммов налилось. У другого — прямо из газовой плиты работает. У третьего — под холодильник замаскирован. У четвертого — с запахоуловителем, у пятого — со свидетелеубивателем…»
      • «Восьмое чудо света». «Мужика показали: он в тюрьме изобрёл, как деньги печатать. Вышел — спросили про аппарат. Оказалось, он его в двери камеры смастерил. Открыл дверь — из косяка червонец выпал, закрыл — четвертак. Хлопнул со злостью — стольник выскочил. Все признали: гений! Поздравили. И ещё семь лет добавили!»
      • «Слышал в новостях по радио. „В Новосибирске 12 000 ребятишек стоят в очереди на получение путёвки в детский сад. Мэр принял решение в ближайшее время ликвидировать эту очередь“».

      — С ВАМИ ГОВОРИТ КАПИТАН РИЧАРД ДЖЕЙМС ГОВАРД, КОМАНДУЮЩИЙ АВИАНОСЦЕМ USS LINCOLN, ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА СОЕДИНЁННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ, ВТОРОГО ПО ВЕЛИЧИНЕ ВОЕННОГО КОРАБЛЯ АМЕРИКАНСКОГО ФЛОТА. НАС СОПРОВОЖДАЮТ 2 КРЕЙСЕРА, 6 ИСТРЕБИТЕЛЕЙ, 4 ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ И МНОГОЧИСЛЕННЫЕ КОРАБЛИ ПОДДЕРЖКИ. Я ВАМ НЕ СОВЕТУЮ — Я ПРИКАЗЫВАЮ ИЗМЕНИТЬ ВАШ КУРС НА 15 ГРАДУСОВ НА СЕВЕР. В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ МЫ БУДЕМ ВЫНУЖДЕНЫ ПРИНЯТЬ НЕОБХОДИМЫЕ МЕРЫ ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ НАШЕГО КОРАБЛЯ. НЕМЕДЛЕННО УБИРАЙТЕСЬ С НАШЕГО КУРСА. — С вами говорит Хуан Мануэль Салас Алкантара. Нас двое человек. Нас сопровождают пёс, ужин, две бутылки пива и канарейка, которая сейчас спит. Нас поддерживает радиостанция «Канал 106 — Экстремальные Ситуации На Море». Мы не собираемся никуда сворачивать, учитывая, что мы находимся на суше и являемся маяком А-853 на мысе Финистерре Галисийского побережья Испании. Мы не имеем ни малейшего понятия о том, какое место по величине мы занимаем среди испанских маяков. Можете принять все грёбаные меры, какие вы считаете необходимыми и сделать всё, что угодно, для обеспечения безопасности вашего грёбаного корабля, который разобьётся вдребезги об эти грёбаные скалы. Поэтому ещё раз настоятельно рекомендуем вам сделать наиболее осмысленную вещь: изменить ваш курс на 15 градусов на юг во избежание столкновения.

      "Записки охотника за кирпичами".

      «Я часто получаю письма от своих читателей и телезрителей. По первым же строчкам становится ясно: пишет графоман, шизофреник или человек разумный, наблюдательный, порой даже остроумный. однажды распечатал письмо, написанное очень корявым, меняющимся от абзаца к абзацу почерком. Его автор явно был человеком нервным, а скорее всего, даже не в себе. однако, прочитав первые строчки, я понял, что все равно дочитаю письмо до конца. Вот они:

      «Пишу вам из реанимации. Когда я вспоминаю, как я сюда попал, начинаю смеяться, а делать мне этого нельзя, потому что я весь травмирован».

      Согласитесь, человек, хохочущий в реанимации, мягко говоря, заинтриговывает. Я стал читать, с каждой следующей строкой убеждаясь, что передо мной письмо этакого энергетического бедолаги, который очень посредственно учился в школе, в результате чего стал жертвой собственного недообразования.

      Он собрался соорудить пристройку к своему дому. основательную. из кирпича! Но ему даже и мысли в голову не пришло купить кирпичи. только наворовать! Жил он в глубочайшей глубинке. Стройка там была всего одна. На окраине. Длилась много лет. Обшарив все окрестности, только на ней он нашел свободные кирпичи. правда, на шестом этаже этого недостроенного долгостроя. Сначала решил, что сил у него хватит сгонять туда-обратно раз двести. Я давно заметил, что в нашем человеке появляется самая необузданная энергия, когда он чувствует, что ему что-то где-то может достаться на халяву. потом, правда, к его чести и соображалке, он решил все-таки изучить ситуацию. А вдруг найдется какой-то другой способ спустить кирпичи вниз! не такой занудный, как беганье с ведром на шестой этаж и обратно. изучил. пришел к выводу, что такой способ есть. рабочие сами поднимали кирпичи наверх довольно изобретательно. Бочкой. Бочка была привязана к тросу. Трос пропущен через блок, прикрепленный на шестом этаже. Те, кто стоял внизу, работали при этом лебедкой. Этакое доморощенное, не переводимое на другие языки устройство. Поскольку лебедку уже давно с этого долгостроя украли сами рабочие, в конце дня строители привязывали внизу конец троса, оставляя бочку наверху, чтобы хотя бы ее не украли. им и на ум не могло прийти, что может однажды случиться. Этой бочкой и решил воспользоваться наш герой.

      Несмотря на то, что я пересказываю письмо своими словами, одно слово автора не могу не сохранить без изменения. Вспоминая в самом начале тот предреанимационный вечер, он написал «смеркалось». Все-таки в русском человеке всегда теплится ностальгия по поэзии, писательству. От такого вступления у меня создалось ощущение, что я сейчас буду читать тургенева. этакие «записки охотника за кирпичами».

      Итак. смеркалось! Бедолага забрался на шестой этаж. нагрузил кирпичами бочку. Естественно, нагрузил максимально, чтобы уложиться в минимальное число спусков. И, естественно, перегрузил. В экономике стран это назвали бы «неправильным планированием». Спустился вниз. Помните? Смеркалось! Для страховки (чтобы бочка не выскользнула) привязал трос к правой руке и отвязал его конец от коряги.

      Поскольку перегруженная бочка была намного тяжелее его самого, смеркалось или не смеркалось, не имело уже никакого значения. Согласно простейшему закону физики наш герой начал возноситься. Он не сразу понял, что с ним произошло. Сообразил, в чем дело, только когда, взмыв над елками, увидал закат над лесом. Все-таки в душе он был поэт. А посему, любуясь закатом над лесом, не заметил, как, пролетая мимо третьего этажа, верхней частью туловища встретился с бочкой. От удара чуть не потерял сознание. Но вывернулся. И полетел дальше. Подлетая к блоку, был уверен, что жизнь закончилась: сейчас переломает все кости. С испугу перекрестился свободной левой рукой. однако, на его счастье, существуют-таки законы физики. Бочка в этот момент ударилась об землю. от удара дно бочки вылетело вместе с кирпичами, то, что осталось от бочки стало гораздо легче нашего «поэта», и он с той же скоростью полетел вниз.

      Как люди проводят вечера в нашей стране? кто на концерты ходит, кто в театр. В этот момент, по его признанию, он подумал, что лучше бы он все-таки в тот вечер пошел с женой в клуб на концерт. Хотя концертов терпеть не мог. Видимо его эти мысли так увлекли, что он опять не заметил, как пролетая мимо третьего этажа, во второй раз встретился с уже родной для него бочкой. та отшибла ему и нижнюю часть. Наконец он упал прямо на кирпичи. Можно сказать, на свои кирпичи. Приватизированные. Только строить уже нечем. И не до этого! Потерял сознание.

      Первая строка последнего абзаца поваергла меня в гомерические слезы: «не знаю, сколько времени пролежал я без сознания, но когда я очнулся, уже не смеркалось. Взошла луна!»

      Молодец, подумал я, еще и успел луной полюбоваться!

      И далее цитирую: «первое, о чем я подумал, придя в сознание и посмотрев на правую руку, которую что-то больно тянуло вверх: «на кой я привязал этот дурацкий трос к своей руке?» и я его отвязал. Послышался страшный, нарастающий скрежет чего-то приближающегося. какая-то тень летела на меня! Через несколько секунд она ударилась в меня, и я снова потерял сознание. этой тенью были остатки бочки».

      Я читал это письмо, постепенно влюбляясь в нашего героя, и думал: какое надо иметь безразмерное чувство юмора, чтобы писать сатирику из реанимации, ухохатываясь над собой! Все таки есть чему у наших людей поучиться!»

      голоса
      Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector